Pitanov (pitanov) wrote,
Pitanov
pitanov

Categories:

Священник Даниил Сысоев. Опыт миссионерской работы с "русскими мусульманами"

- Отец Даниил, в последнее время, к сожалению, нередко происходит так, что люди, крещёные в детстве и иногда даже знакомые с некоторыми основами православной веры, увлекаются в различные лжерелигии, духовно разрушительные культы, идеологии, гибельные для их спасения. В том числе, нередки случаи совращения в ислам. Известно, что Ваш центр имеет опыт работы с такими людьми, возвращения их в Православие и присоединения ко Святой Церкви. Не могли бы Вы поделиться этим опытом и рассказать об этих случаях?

- Да, такие случаи у нас были. Людей, возвращающихся из ислама, с кем нам доводилось работать, можно разделить на три категории, исходя из причины их совращения.

Первая категория - это те, кто были насильно обращены в ислам в плену, во время войны, чеченской или афганской, таких случаев у нас было несколько. Эти люди принимали ислам под страхом смерти, как известно, ислам предполагает такую возможность, и потому для них возвращение в Православие было достаточно естественным, — когда они стали вообще искать Бога, они, конечно же, связали Его с верой Авраама, Исаака и Иакова, то есть, с верой Православной Церкви.

- То есть, для них принятие ислама было формальным актом?

- Да, речь шла о поверхностном переходе в ислам, не сопровождавшимся глубинным перерождением. Отчасти их привлекали некоторые особенности сексуальной жизни ислама, им нравилось, что разрешается многожёнство, но когда вопрос стал об истинности веры, то ислам для них не показал никаких свидетельств в свою пользу. Поэтому для них переход в Православие был достаточно лёгким, не было особых внутренних борений, это было как возвращение в отчий дом Господа, окончательное освобождение из того же плена, только духовного.

- Они испытывали раскаяние в том, что приняли ислам?

- Да. Очень глубокое. Они воспринимали это как отказ от истинной веры, веры отцов. Это для них было главное.

Вторая категория людей у нас была представлена одним случаем, но, думаю, случай это типичный. Это человек, который носился по разным сектам и культам, включая ислам. Но для него принятие ислама было лишь короткой остановкой в массе других сект, как правило, оккультных, в которых он перебывал. Есть такая группа людей, праздно шатающихся по разным конфессиям, они спокойно могут и ислам принять, и буддизм и Православие, но на самом деле они внутренне не относятся ни к кому, о них говорил ап. Павел, что они всегда учатся и никогда не могут дойти до познания Истины.

- На сайте ислам.ру есть раздел, где можно принять ислам за пару минут, прямо за компьютером — очень удобно и соблазнительно для людей такого типа. По свидетельству редакторов сайта, таким образом приняло ислам уже более 250 человек.

- Насколько мне известно, исламруевцы здесь неоригинальны, на сайте 666 существует подобная структура входа на сайт и принятия сатанизма: нажимаешь клавишу "отныне я сатанист" и входишь на сайт. И люди, которые не верят в Бога по-настоящему, могут, что называется, "ради прикола" принимать по интернету и ислам и сатанизм, но не думаю, что здесь имеет место искреннее обращение, поскольку обращение в любую религию предполагает личный контакт между носителями традиции и новообращённым, а такого рода интернет-обращения не имеют никакой ценности: просто человек в копилку своих лжерелигий добавил ещё одну. Конечно, если православный нажмёт на эту кнопку, это будет актом отречения от Христа.

Наконец, третья категория людей, возвратившихся из ислама - это женщины, которые принимали ислам, выходя замуж за мусульман. К настоящему времени мы присоединили уже двух таких человек. Современные русские девушки, собирающиеся выходить за мусульман, часто думают, что ислам хорошая вещь, потому что, муж - дескать пить не будет. И вот, в нашем случае и у той и у другой мужья настаивали на принятии ими ислама, и они приняли. Обе они не были воцерковлёнными, хотя и были крещёными. Основная ошибка была в том, что они были крещены без оглашения, чего делать, конечно же, нельзя. И вот, они думали в том духе, что "мы чтим одного Бога, Православие и ислам — разные пути к одной вершине, и то и то можно принимать, но ислам проще, главное, мы чтим единого Бога, и поэтому большой разницы между этими путями нет". Душа, конечно, у них волновалась, они чувствовали какую-то неприятность, когда принимали ислам, после произнесения шахады одной из них показалось, что словно какая-то чернота вошла в душу...

- Было ли дальнейшее их пребывание в исламе осознанным, начинали ли они интересоваться этой верой, стараться исполнять предписания, ритуалы?

- Да. Одна, впрочем, не слишком ревностно, в мечеть она ходила примерно раз в год, но другая более серьёзно, она регулярно совершала намаз и начала даже изучать Коран. При внимательном чтении она обнаружила там много противоречий, однако это ей не мешало быть мусульманкой. Но потом сомнения в ней достигли некой критической точки и она пришла к нам, поговорить о том, что есть что. Также надо помнить, что очень часто у таких людей, возникают проблемы в личной жизни, что естественно — Бог поругаем не бывает; мужья, конечно, не пьют, но делают куда хуже: избивают, издеваются, относятся как к скотине, жизнь становится просто невыносимой. И возвращаются к Богу такие люди чаще всего из-за несчастий.

- А сколько находилась в исламе каждая из них?

- Одна находилась в исламе десять лет — с момента отступничества до момента возвращения; вторая — семь.

- Какие трудности они испытывали с того момента, как приняли решение вернуться в лоно Церкви, до того момента, как состоялся чин присоединения?

- Трудности были, на них нападали демоны, в прямом смысле этого слова. Это известно, злые духи нападают на человека, который хочет от них избавиться. И они чувствовали эти нападения, — разные стуки, полтергейст дома был, ужас бессловесный...

- Прекратилось ли это после присоединения?

- Да, сразу. Давно известно, что такие вещи заканчиваются сразу после присоединения; конечно, Бог своих защищает. Но это касается и просто мусульман, обращающихся в христианство, они тоже, бывает, дойти до крещения не могут, только со второй, а то и третьей попытки удаётся креститься; они чувствуют, что кто-то мешает. Вот, сегодня, я крестил как раз мусульманку, она говорила, что накануне крещения голова кружилась очень сильно, дурно было, а после крещения сразу всё прошло. То есть, явно враг мешал.

- Батюшка, раз уж мы заговорили, не могли бы Вы в связи с этим рассказать больше о работе Вашего центра среди этнических мусульман?

- За минувшие полгода мы крестили девять человек, перешедших из ислама, шесть женщин и трое мужчин, самого разного возраста, от десяти до шестидесяти, по национальности в основном это были татары (пятеро).

- Это было сознательное принятие?

- Безусловно. Мы не присоединяем никого без подготовки, без проверки искренности, без оглашения. Обязательно через чин отречения от ислама.

- Эти люди приходили уже внутренне готовые к принятию христианства?

- Нет, совсем не обязательно. Некоторые приходили как верующие мусульмане, но чаще всего они считали, что и то и то хорошо. Это очень распространённая сейчас точка зрения среди этнических мусульман, что и Православие и ислам в принципе одно и то же, только для русских — Православие, а для татар, или узбеков, или чеченцев — ислам. И приходилось в этом разубеждать, приходилось сравнивать ислам и Христианство и показывать, что это вещи абсолютно несовместимые. Самое интересное, что отвращение к исламу у них начиналось тогда, когда им зачитывались некоторые аяты Корана, посвящённые учению о Боге. Так что на самом деле представление Корана о Боге — это лучшее средство против ислама. Если бы мусульмане читали Коран внимательно, с нравственным чувством, они бы поняли, что истинный Бог такого сказать не мог.

- Нам на сайт часто пишут священники, которым приходится сталкиваться с людьми, совратившимися в ислам, либо просто этническими мусульманами, на Ваш взгляд, что бы Вы могли посоветовать в разговоре с такими людьми?

- Первое, сразу же нужно выяснить, как человек относится к Православию. Если человек положительно относится к Церкви, как мы говорили уже выше, то таким людям нужно показать, что ислам и Христианство говорят о разных вещах и ислам проигрывает Христианству с точки зрения нравственности, точнее, нравственных представлений о Боге; не о личной нравственности здесь идёт речь. Беспродуктивно заводить разговор о личной нравственности, это будет просто бессмысленным словопрением, типа: а у вас, там, много жён можно, а у вас, там, епископы нехорошими делами занимаются. Нужно прежде всего сопоставить: Бог в представлении Мухаммеда и Бог христиан это одна и та же Личность, или нет? Надо показать, что это не одно и то же существо. Нужно показать, что "бог" Мухаммеда — это интеллектуальный идол. Это фантазия на тему истинного Бога. Нельзя сказать, что это абсолютно ложный образ, потому что там есть некоторые элементы представления об истинном Боге, поэтому это есть мысленный идол, скомпонованный из представлений и фантазий о истинном Боге. После этого нужно сопоставить исламское учение об одиночестве Бога и христианское учение о Боге-Любви Троице. В разговоре в мусульманами нужно особенно подчеркнуть, что рождение Сына и исхождение Духа не есть временной акт, не есть акт телесный. Это подчеркнуть надо обязательно, иначе будут возникать совершенно неверные представления. Лучше Бога-Сына называть Словом и от этого переходить к рождению; то есть, мысль порождает слово, следовательно, мы можем назвать слово порождением.

Второе, нужно рассмотреть: какой Бог более справедлив. Справедливость Бога признаётся и в исламе и в Православии, поэтому это удобно взять как отправную точку. С точки зрения Евангелия каким образом Бог решает вопрос справедливости? Бог никогда не примирится со злом, но Он это зло берёт на Себя. Во Христе встретились и праведность и милосердие Божие. По справедливости грех был наказан, а по милосердию это наказание добровольно принял на Себя невиновный — Сам Бог. А теперь посмотрим на аллаха. Что аллах говорит? Он говорит в Коране, что, "если бы я захотел, то сделал бы так, что не было бы никого из заблуждающихся". Но дальше он говорит: "я сбиваю с пути и я заставляю делать добро", то есть заставляет делать и добро и зло. Но это ещё не всё, если бы этим всё ограничивалось, то было бы ещё более-менее понятно: ну, захотел Бог сделать марионеток... Но потом ведь он делает вид, будто они отвечают за свои поступки и затем каждому воздаёт по делам их в День Суда. Разве это справедливость? Здесь и тени справедливости нет! И это режет слух каждого мусульманина, которого спрашивают напрямую.

Далее, нужно предложить сопоставить, по ощущениям: вот Вы лично чувствуете свободу? Вы знаете, что есть добрые и злые поступки? — они предполагают свободу, без которой они не будут ни добрыми, ни злыми; это всё очевидные вещи, в практической жизни мы всегда исходим из этого. Коран же отрицает свободу воли. Значит, Коран есть ложь.

После этого нужно коснуться вопроса самого Корана. Коран предполагает признаком своей проверки отсутствие противоречий, но противоречий там весьма много. Значит, согласно критериям самого Корана, он не богодухновенен. Далее, Коран не даёт никаких пророчеств. Коран не даёт никаких свидетельств своей истинности, он только запугивает. Но, простите, заявления, что "если ты мне не поверишь, то я тебя в огне сожгу и в рот железа налью" — это не аргументация. К тому же, Коран здесь не оригинален — такой же аргументации придерживается Сёко Асахара и Мун и многие другие. Христос же говорил равно наоборот: если вы Мне не верите, верьте делам Моим, и тогда поймёте, что Я в Отце и Отец во Мне. Смотрите: Господь не говорит: верьте Мне просто так. И мы видим эти дела: на сбывающихся пророчествах, чему свидетелями являемся мы в наши дни. Коран же не даёт ни одного предсказания на будущее, которое бы исполнилось несколько веков спустя и это было бы очевидно.

- Но мусульманские проповедники сейчас нередко говорят о том, что-де в Коране заложены какие-то знания о мире, которые стали известны науке только в ХХ веке.

- Даже если бы это имело место, само по себе это ещё не свидетельствует о богодухновенности писания, поскольку, как известно, демоны обладают большим знанием о структуре тварного мира, чем человек, и здесь нет ничего необычного.

- То есть, критерий состоит не в том, чтобы знать сокровенное, чего не знает человек, а в том, чтобы знать будущее, которое ведомо только одному Богу?

- Да, именно в этом. Бесы не знают будущего, потому что для этого нужно быть над временем. Они могут давать кратковременные и долговременные прогнозы, но чем дольше прогноз, тем дольше они ошибаются — вспомните "пророчества" Нострадамуса. А знать о структуре временного тварного мира для них ничего сложного не представляет. Впрочем, что касается Корана, то чаще всего эти "научные предсказания" просто абсурдны.

Наконец, в четвёртых, нужно говорить о личности Мухаммеда. Даже этническому мусульманину нужно просто подробно рассказать, как произошло первое "откровение" на горе Хира, как якобы "архангел Джибриил" буквально выдушил из Мухаммеда первую суру Корана. Это очень яркое свидетельство. Можно здесь также вспомнить название 17 суры — "кутающийся", что, как известно, воспроизводит обстановку получения "откровений", когда Мухаммед падал в конвульсиях, пускал пену изо рта, что с точки зрения Евангелия является классическим случаем беснования. Собственно говоря, сам Мухаммед так и считал, пока его не обманули. И вот, просто рассказ об этом — вполне достаточно. Даже убеждённые мусульмане после такого рассказа начинают задумываться.

- Отец Даниил, возвращаясь к разговору о "русских мусульманах", не могли бы Вы сказать о тех примерах, которые представляются наиболее сложными для миссии.

- Мне известны случаи, когда люди добровольно совращались в ислам, и эти случаи пока не окончились возвращением к Богу. Это случаи среди особого типа "продвинутой" московской интеллигенции, люди, которые обратились в ислам суфийского толка, там они до сих пор и пребывают, и для них ислам — скорее одна из форм оккультизма, как они сами говорят, одна из форм "премордиальной традиции". Они принимают ислам по примеру Рене Генона. Это так называемые традиционалисты, они часто мимикрируют под православных (известный пример — Александр Дугин). При этом, они подчас не скрывают свои симпатии к сатанизму. Один и тот же человек может одобрять и ислам суфийского толка и при этом одобрять деятельность Алистера Кроули. Так что такая тенденция действительно имеет место быть среди определённых кругов патриотически настроенной интеллигенции. Для них часто совращение в ислам происходит под лозунгом антиамериканизма. Мне доводилось лично встречаться с подобными людьми. Возвращение большинства из них в Церковь маловероятно. Они считают себя уже просвещёнными, сверхинтеллектуалами, которым не нужна такая "мелочь" как Истина. Они Истиной не интересуются.

- Но вместе с тем существуют случаи не с интеллигенцией, а среди простых русских людей, которые по искреннему заблуждению принимают ислам. Возможно ли с ними работать, нужно ли с ними работать и если да, то как?

- Работать со всеми можно, работать со всеми нужно, и придерживаться при этом необходимо следующего принципа: аппелировать нужно не к национальности, не к тому, что это "вера отцов", а к истинности самой веры. Нужно обращать внимание на то, что ислам, в отличие от Православия не даёт никаких критериев своей истинности. Он не даёт возможности доказательств того, что он — истина. Поэтому при миссионерской работе с такими людьми надо ставить вопрос о богопознании. Когда мы ставим в основу миссии какие-то иные приоритеты, например, вопрос о нравственности, это не даёт никакого результата. Безусловно, в христианстве более высокая нравственность, но человек вполне справедливо может сказать: да, она более высокая, но она тем более невыполнима. Поэтому я лучше буду ориентироваться на низшую планку, но я её буду выполнять, чем я буду ориентироваться на более высшую планку христианства, которую я просто взять не смогу. И он будет совершенно прав, потому что, не принимая христианской веры, он не сможет и выполнять её заповедей. И, главное, ему будет непонятно, зачем нужны эти заповеди, потому что в христианстве всё вырастает из личности Богочеловека Христа. Без этой Личности в христианстве ничего не имеет смысла, абсолютно ничего. И те люди, которые, проповедуя христианство, отодвигают на второй план Христа, обречены на провал. Если же мы будем проповедовать Христа, наша деятельность будет успешна. Но надо проповедовать именно Христа, а не себя, не русский народ, не национализм, не какую-то прагматическую пользу, а именно Господа Иисуса. Недаром в чине присоединения мусульман сказано: не ради ли корысти приходишь или какой-либо иной тайной вины? А вопрошаемый отвечает: нет, я прихожу, будучи самой истиной сей веры уловлён и любовью ко Христу Спасителю влеком. Вот такой человек может придти ко Христу. И не важно, сколько их будет. Массовость не нужна никому. Господу нужны личности.

Интервью брал Юрий Максимов

http://orthodoxy-islam.com/

Tags: Даниил Сысоев, Коран, Мухаммад, ислам, лжерелигия, мусульмане
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments