August 1st, 2010

Претензия на исключительность ислама

В мединских сурах много вражды. Нет в религии принуждения, почитайте Моисея и Иисуса — говорит Коран. И в то же время — резкое осуждение чужих религий, явно выраженная нетерпимость. Порядочному мусульманину стыдно читать строки «О, верующие! Не выбирайте в качестве помощников себе иудеев и христиан — они друзья друг другу, а если кто‑то становится им другом — тот и сам из них». Потому что нормальный человек выбирает друзей не по религии, а по человеческим качествам, а подлецом может быть любой. Если бы Мохаммед велел «не выбирайте подлецов в друзья, какой бы они веры ни придерживались» — мы полностью были бы на его стороне.

 

Collapse )

 

Новые религиозные движения

Термин новые религиозные движения в российском религиоведении является прямым заимствованием из западных религиоведческих построений. Считается, что термин НРД является мировоззренчески нейтральным, в нем отсутствуют жесткие негативные оценки, имплицитно заложенные в понятиях «тоталитарные секты» и «деструктивные культы», а также «псевдорелигии», «неоязычество», «ложные религии», «религиозное мошенничество», «пагубный сатанизм». Для российских религиоведов важным является тот факт, что НРД «давно в ходу у плюралистически настроенных ученых и теологов западных стран», и его использование свидетельствует об отсутствии «идеологической или конфессиональной нетерпимости» исследователя.

Предпочитающие пользоваться термином НРД полагают, что, поскольку он не содержит в себе оценочного значения, то позволяет сохранять научную объективность. Никоим образом не желая видеть в этом лишь риторический прием и, более того, не игнорируя влияния понятийно-терминологического аппарата на результаты исследования, следует отметить, что важную роль на объективность исследования оказывает и позиция самого ученого, и во многом от его добросовестности, а не от конфессионального или неконфессионального подхода зависит непредвзятость выводов.

Чрезмерное упование на терминологический аппарат в условиях большого разброса мнений относительно природы сектантства может превратить эту научность в своего рода «конфессиональность», только именуемую наукой.

В этом можно убедиться, сделав обзор высказываний некоторых религиоведов об отношении традиционных религий к культам. Некоторые религиоведы, признающие за культами право называться религией, обвиняют традиционные религии в том, что они именуют отпавших от них сектами, ересями, лжепророками, антихристами и стремятся убедить общество в том, что это «не подлинные религии», или «вовсе не религии», или «искусственно сфабрикованные культы», чем разжигают  конфессиональные споры и конфликты.

Однако же и секты употребляют по отношению к традиционным религиям аналогичные термины. Например, иеговисты называют все мировые религии «ложными религиями», адвентисты именуют римских пап антихристами, рериховцы заявляют, что быть церковным христианином — значит «записаться в узкие сектанты», а современное христианство — это вообще ложная вера и суеверие и т. п. Многие старообрядцы еще видят в Московском Патриархате «никонианскую ересь», приверженцы катакомбной церкви видят в нем «сергианскую ересь», а богородичники кроме этого еще «обновленческую ересь и сектантство». Но в споре между традиционными и новыми религиями некоторые религиоведы почему-то не обращают на это внимания и нередко немотивированно (с научной точки зрения) принимают сторону сект.

Роман Конь. Введение в сектоведение

Источник и ключ «нетрадиционных религиозных движений»

Девятнадцатый век в Европе был великой эпохой независимых духовных учителей (многие из которых, впрочем, оставались, по крайней мере номинально, христианами). Обычным поводом для разрыва с официальной церковью было, как правило, стремление восстановить истинную веру. Но тяга к власти заводила подобных реставраторов чересчур далеко, и мятежники против религиозных традиций неизменно приходили к парадоксальной ситуации, требуя от своих последователей сурового повиновения и полного подчинения.

 

Collapse )